eri_96
Если тебя накрыло волной - напейся ее водой, никто ведь не виноват, что так случилось. (c) NEWS - Smile Maker
Когда я впервые начала работать (сама, а не помогать маме), мне было 14 лет (может и 15, я помню точно, что только закончила 8 класс). Я устроилась раздавать листовки, стояла пять дней в неделю в районе станции метро Лесная, близ офисных многоэтажек и бизнес-центров, через плечи мне перекинули бечевку, на которой с двух сторон висели щиты в мой рост.

Я думаю сейчас о своей злопамятности и способности помнить плохое и трудно. И о желании о нем рассказывать. это так глупо.

На улице было очень жарко, солнце пекло, но на Лесной, как всегда, продувало. Обувь у меня была старой, белые кроссовки, купленные когда-то за смешные 200 рублей, которые я чистила зубной щеткой до блеска, истертые, с зашитыми шнурками. Серая жилетка, спасавшая от ветра, но создававшая адскую духоту. Уродливая рубашка в розовую полоску, которая мне нравилась до дикости, две косички. Наушники скрашивали время, даря взамен дикую боль в ушах.
Бечевки натирали до красноты, один раз даже до крови. Если поднимался ветер, то щиты, закрепленные только на плечах, переворачивались, веревки скручивались и душили. Не дай Бог, такая участь постигала тот щит, который висел на спине - его я не могла сама перевернуть.

Я до самого окончания школы оставалась очень-очень наивным ребенком. Старшим не перечила, конфликтов избегала, едва ли что-то могла сказать в свою защиту. Я пугалась громких звуков (я до сих пор их пугаюсь, просто теперь - глубоко внутри), а если со мной прочто чуть громче говорил кто-то взрослый, чуть грубее, чем обычно, я сильно расстраивалась, совсем-совсем, огорчалась до глубины души.

Сама была, честное слово, безобидной какой-то.

Меня не надо было пугать, я и так боялась всего вокруг, достаточно было попросить.
Люди злые, Бог им судья.

Я помню, я стояла около Бизнес-центра, где шеф мне и сказал стоять, стояла на углу, мимо ходили люди, и я протягивала листовки, которые редко кто брал. Не лезла ни к кому, не надоедала, разве что ландшафт портила своим видом. Впринципе, ни о чем не думала.
Открылась дверь, и вышел мужчина, огроомный, метра под два ростом, широкоплечий, смуглый и дико злой. У него на шее болталась золотая цепь, пока он шел ко мне. Я посторонилась, чтоб он прошел, но он остановился.
Он сплюнул под ноги, посмотрела на меня. Я, Господи, до сих пор помню, как у меня сердце зашлось.
Слышь, - сказал.
Увижу тебя и твое дерьмо тут еще раз, пожалеешь. Быстро найду на тебя управу. И шефу своему передай, поняла.

Я оторопело смотрела на него, ничего не могла из себя выдавить. Он дернул меня за плечо, развернул и подтолкнул.
Вали, - сказал.

Меня погнали поганой метлой. Просто взяли и прогнали. Начинался дождь, самый обычный для Питера. У меня не было даже с собой телефона - сломался, была старая папина Nokia без клавиатуры, я тыкала спичкой в дырки, чтоб позвонить. Я эту нокию держала крепко рукой в кармане, шла сдать щиты - идти было далеко, почти сорок минут. Денег на проезд не было, был жетон на обратную дорогу в кармане.

Как я дико плакала. Я зашла в подворотню, потому что лило, как из ведра, и я промокла, одежда прилипла, было холодно. Я стояла в какой-то подворотне, лицом к исписанной матом стене и плакала. Я так обиделась, я просила Бога, чтоб он наказал того, кто так погнал меня ни за что.


Я потом сменила достаточно работ, я в жизни еще много хороших людей встретила, которые помогали мне и помогают.
На выручку с той работы, к которой еще столько же добавили родители, мне купили тот самый ноутбук, с которого я сейчас пишу здесь. Ему уже лет пять-шесть, работает еще, славный.

А этого ублюдка забыть не могу. До сих пор не понимаю, с каким сердцем можно было сказать что-то такое ребенку.
Просто ребенку, который даже не может тебе ответить.

@темы: записки из жизни